04:05 

Неправильные глаголы.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Неправильные глаголы
Автор: Laora
Бета: Red Fir
Канон: DRAMAtical Murder
Пейринг/Персонажи: Нойз/Серагаки Аоба
Категория: слэш
Жанр: юмор, повседневность
Размер: мини, 1400 слов
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Нойз помогает Аобе с немецким
Примечание: ER

Неправильные глаголы давались с трудом.

Основная проблема, впрочем, была не в глаголах, а в построении предложений. Именно поэтому то, что говорилось вслух, было так тяжело понять. Читать Аобе еще удавалось — со словарем и заметным трудом, естественно. Но эти формулировки… слишком четко, резко, прямо. Не так, как Аоба привык.

— Ненавижу немецкий язык, — проворчал Аоба, откладывая книгу и глядя на нее так, словно она была его личным врагом.

— «Сказки братьев Гримм», — прочитал Нойз, заглядывая Аобе через плечо. — Ну и как, интересно?

— Издеваешься?! — Аоба одарил его испепеляющим взглядом. Нойз и глазом не моргнул — у него к таким взглядам был врожденный иммунитет. Порой, и чаще, чем хотелось бы, Аоба думал: Нойз смахивает на капризного ребенка, который делает исключительно то, что хочет. Угадать, что придет ему в голову в следующий момент, было совершенно невозможно. Как и остановить его. Если уж Нойз что решал — переубедить его и профессиональный дипломат не смог бы, куда там Аобе.

Впрочем, Аобе это все же когда-то удалось.

«Мир не так плох, как ты думаешь».

— Неправильные глаголы, — пробормотал Аоба, отпихивая руку Нойза. — Подвинься, мне до словаря не дотянуться… А?

— Зачем тебе это? — Нойз не только не подвинулся, а еще и за руку Аобу схватил.

— Что именно? — видя, как Нойз хмурится, Аоба почувствовал легкую растерянность. Они жили вместе не так уж долго, пару месяцев, и Аоба далеко не всегда мог понять ход мыслей Нойза. Впрочем, это было взаимно. По-видимому, им предстояло неизменно ставить друг друга в тупик — чтобы затем совершать совместную увлекательную прогулку к ближайшему выходу.

— Язык.

— Какой? — Аоба хлопнул ресницами.

— Притворяешься? — Нойз указал взглядом на детскую книжку сказок. — Немецкий.

— Предпочитаю знать язык страны, в которой живу.

— У тебя нет способностей к языкам, — безжалостно сказал Нойз. — Это было ясно с самого начала.

Аоба раздраженно выдохнул. Тот единственный случай, когда Нойз после долгих уговоров согласился посвятить Аобу в некоторые подробности своей работы, закончился обоюдной головной болью. Манипуляции Нойза предполагали отменное знание английского, а достижения Аобы в этой области были более чем скромны.

— И вообще, почему ты не попросил меня заниматься с тобой? — укоризненно продолжил Нойз. — Раз уж так невмоготу.

— Заниматься чем? — ляпнул Аоба.

В глазах Нойза зажегся хорошо знакомый огонь.

«О нет, только не сейчас».

— Немецким, — протянул Нойз с показательной беспечностью. — Говоришь, у тебя проблемы с неправильными глаголами? Запоминай, halten — hält — gehalten…

Запоминать было сложновато, потому что Нойз, недолго думая, сгреб Аобу в охапку, судя по всему, собираясь придушить.

— …держать, — перевел Нойз, игнорируя беспорядочные попытки сопротивления. — Что там дальше? А, wollen — will — gewollt…

— Это не по правилам! — приглушенно возмутился Аоба. — Не по алфавиту!

— Чихать я хотел на алфавит, — сообщил Нойз. — Кстати, так и переводится.

— Чихать? — уточнил Аоба.

— Хотеть, — отозвался Нойз.

— Я не хочу, — возмутился Аоба. — Хватит уже твоего махрового эгоиз…

— Zwingen — zwingt — gezwungen, — перебил его Нойз. — Принуждать.

— Хватит! — Аоба вскочил с места, и на этот раз Нойз не стал его удерживать. — Не могу я к тебе обратиться! Ты работаешь, ты… занят… И вообще, из тебя никакой учитель!

— Хочешь другого? — на лице Нойза появилось достаточно опасное выражение.

— Подумываю об этом! — в сердцах признался Аоба. Учитель ему и впрямь был необходим. Самостоятельное освоение неправильных глаголов он еще, возможно, и потянул бы, но это построение фраз…

— Подумываешь? — подозрительно спокойным голосом уточнил Нойз. — О том, чтобы учить это все с кем-то на практике?

Аоба собирался спросить, что именно, но тут же понял: он попался. Нойз двигался гораздо быстрее, чем положено среднестатистическому бизнесмену. И из его хватки было совершенно невозможно вырваться — если, конечно, он сам не решал отпустить.

— Вот это, — пробормотал Нойз и затараторил на немецком, добросовестно все переводя: — Пить-обманывать-предлагать. Выражать разрешение. Начинать.

— Э-эй! — Аоба не помнил, чтобы он «выражал разрешение», и падение на диван было, мягко говоря, неожиданным.

— Падать, — прокомментировал Нойз. — Лежать.

— Прекрати немедленно! — вознегодовал Аоба.

— Кричать-бранить-спорить, — проговорил Нойз, прижимая руки Аобы к дивану. — Ловить, поймать. Просить.

— Подожди, ты…

— Приказывать, — в голосе Нойза прорезались стальные нотки. — Связывать.

— Все-все, как хочешь, — сдался Аоба. Быть связанным ему не улыбалось — не то настроение.

— Позволять, — теперь Нойз почти мурлыкал. — Выигрывать. Помогать.

— Да-да, если отпустишь, — пообещал Аоба.

— Делать, — предложил Нойз, убирая руки. Предприняв повторную попытку испепелить его взглядом, Аоба сел и стянул футболку. Он терпеть не мог такие ситуации — не потому, что не «хотел» сам.

Потому, что потом с трудом переключался на вещи обыденные. У Нойза таких проблем не возникало. Вундеркинд, и все дела. Как раз немецкое слово.

Впрочем, для «кинда» Нойз был староват. А вот на гения тянул вполне — это понятие вневозрастное.

— Отвернись, — потребовал Аоба. Нойз скептически приподнял бровь. Аоба осознал, что повторяется. Кажется, именно это он говорил вчера. И позавчера тоже. И месяц назад.

И, конечно, Нойз даже не думал его слушать.

— Черт с тобой, — когда дело касалось Нойза, не сдаться не получалось категорически. Аоба пробовал пару раз настаивать на своем: в первый все закончилось связыванием, во второй — применением сомнительных приспособлений из секс-шопа. И оба раза Аоба потом пару дней с трудом мог ходить. Дело было не в том, что Нойз затягивал веревки слишком туго или злоупотреблял применением остального «любовного арсенала» (хотя, на взгляд Аобы, Нойз все же перебарщивал).

Дело было в том, что оба раза Аоба слишком много и бурно кончал. Просто безумие какое-то. Обоюдное помешательство. Аоба понятия не имел, как Нойзу после таких игрищ еще удавалось ходить на работу. Хотя он все-таки был моложе на четыре года…

«Гений чертов».

Расстегнув «молнию» на джинсах, Аоба стащил их вместе с бельем и недолго думая потянулся к поясу Нойза.

— Лежать.

— Уже было, — проворчал Аоба, но руки убрал, предоставляя Нойзу раздеться самому.

— Расти, — удовлетворенно заключил Нойз, глянув на Аобу. Его взгляд задержался в районе бедер. — Пухнуть.

— А… А у самого-то! — Аоба почувствовал, как к щекам приливает кровь. Бороться с этим было совершенно невозможно, хотя он всякий раз честно пытался. — Испорченный ребенок…

— Показывать? — осведомился Нойз. Он, впрочем, ничего и не прятал. — Смотреть.

— Сиять, ага, — насилу вспомнил Аоба. Хотя в случае пирсинга, который оставался только в члене и пупке Нойза, слово «сиять» было явно не самым подходящим, кажется, Аоба все же сумел привлечь к себе внимание.

Нойз одобрительно приподнял брови:

— Удаваться.

— Что именно? — пробормотал Аоба, понемногу втягиваясь. К сожалению, не в немецкий и не в неправильные глаголы, а в другие, не менее неправильные вещи. Хотя это еще бабушка надвое сказала, насчет «неправильности».

— Знать, — махнул рукой Нойз. — Молчать.

— Почему мол… ох! — Аоба и впрямь замолчал, когда рука Нойза обхватила его член. Слова сменились рваными выдохами, которые постепенно становились все чаще и громче.

— Тереть, — глаза Нойза блеснули. — Скользить.

— А-а… Ты точно издеваешься… — выдохнул Аоба и тут же напрягся, чувствуя, как в него проникает палец Нойза.

— Входить, — надо признать, ощущение от этих комментариев было ужасным. Такого позора Аоба в жизни своей не знал… Да, именно так он думал всякий раз, оказавшись в постели с Нойзом. Или на диване. Или у окна. Или еще где-нибудь — чего-чего, а фантазии Нойзу было не занимать. — Двигать.

— Заткнись ты уже, — взмолился Аоба, заранее зная, что его не послушают.

— Говорить? — угрожающе уточнил Нойз. — Кусать!

И правда укусил. Его зубы сжались на левом соске Аобы — не больно, но достаточно чувствительно.

— А-ах! — Аоба не смог сдержать прорвавшийся стон.

— Течь, — заметил Нойз, показывая ему пальцы, скользкие от смазки. — Всасывать.

— Не… — определенно, Аоба никогда не мог спокойно получать удовольствие. Губы Нойза обхватили головку его члена — за последнее время он здорово усовершенствовал свою технику. — Хва…

Какое-то время блаженную тишину не нарушал ни один неправильный глагол — у Нойза был занят рот.

Впрочем, долго это блаженство не продлилось.

— Проникать, — предупредил Нойз, отстраняясь. У него слово с делом, как успел заметить Аоба, не расходилось.

— А-ха-а-а…

— Толкать. Принимать.

— Нойз…

— Звать. Обвиваться.

— А-а-а…

— Бра…ть. Отда… — хриплый голос Нойза вдобавок начал срываться. — Отдавать. Поворачивать!

— Еще и… а-а, не так… не…

— Лгать, — бескомпромиссно заявил Нойз. Он слишком хорошо знал, какая поза Аобе нравится больше. — Ездить.

— Че… го? — выдохнул Аоба, но на большее его не хватило. — Я… уже… а-а-ах!

— Проливаться, — прокомментировал Нойз, прежде чем последовать за ним.

— Да… замолчи ты уже, — едва отдышавшись, попросил Аоба.

Как ни странно, Нойз послушался.

…— Так зачем тебе немецкий? — спросил Нойз через какое-то время. — Не поделишься?

— Ну ты же его знаешь, — буркнул Аоба. — Ты вообще слишком много всего знаешь, мне аж за себя стыдно. Я все-таки старше.

— Хм.

— Кроме того, — Аоба глубоко вздохнул, — это же твой язык. И он такой… прямой… резкий… в общем, очень на тебя похож. Вот я и решил… чего смеешься?

— Любить, — уведомил Нойз, притягивая Аобу себе.

Тот сначала вспыхнул, а потом посмотрел на Нойза с подозрением:

— Это правильный глагол.

— Неправильные ты теперь знаешь? — осведомился Нойз с немалой долей самодовольства. Аоба потупился:

— Ну… если честно, я ничего не запомнил.

Нойз посмотрел на него, сияя не хуже начищенного металлического кофейника, который они недавно приобрели в антикварном магазине:

— Вот как? Значит, надо повторить!

И тогда Аоба понял, что попал.

@темы: Aoba, Noiz, Фанфики

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

DRAMAtical Murder

главная